чтиво

предновогоднее интервью с сергеем большаковым

мария вьюгина: как сейчас называется студия? студия звукозаписи "сергея большакова "параметрика" или студия звукозаписи "параметрика" (http://www.parametrika.com)?

сергей большаков: нет, просто "параметрика", без сергея большакова, потому что он не один здесь работает.

м.в.: в связи с чем добавилось название?

с.б.: его просто не было. поскольку не было названия, называли "студия большакова", я не был против, но пришёл уже терпению конец. как бы там ни было, и коллективу так приятнее и мне тоже.

м.в.: а откуда само название "параметрика"?

с.б.: просто слово такое. на самом деле потому, что ничего никто придумать не мог толком. а придумать что-то нужно было. и остановились на том, которое всех устраивает. все названия уже перебирали, перебирали, а думать тоже лень. а придумать надо, соответственно, остановились на том названии, которое всех устроило, вот и всё. мой друг мишка смирнов предложил, всех устроило.

м.в.: одно время ходили слухи, что студия переедет. сейчас вы уже укоренились на таганке?

с.б.: всё зависит от происходящего в городе, от аренды. были арендные неожиданные сложности, не от нас зависящие, но вроде как решили всё и никуда не едем пока.

м.в.: а студия, которая строится дополнительно под кинопроекты, как там дела?

с.б.: это уже отношения к нам не имеет, это "нтв-кино". а меня и весь коллектив они пригласили в качестве консультантов по аудионаправлению. и мы с ними с удовольствием сотрудничаем, потому что кино нас очень интересует.

м.в.: студия занимается только записью музыки или делает ещё какие-то работы со звуком?

с.б.: мы расширяемся и сделали сейчас ответвление, которое занимается кино: озвучанием сериалов, рекламы. мы арендовали ещё одно помещение, сначала лабораторию сделали исследовательскую, а сейчас уже и работать потихоньку начинаем. сводим музыку и фильмы.

м.в.: там работают те же профессионалы, что и здесь, или там новый состав сотрудников?

с.б.: некоторые пришли из кино, некоторые перешли из студии на таганке. но у всех концепция одна: не халтурить и пытаться делать максимально хорошо настолько, насколько умеешь.

м.в.: здесь пишется музыка. каков контингент постоянных артистов?

с.б.: писаться могут все, кто угодно. есть, конечно, личные предпочтения, которые есть у любого человека. но работа есть работа. а студия может писать любую музыку. в основном - джаз и рок наш российский.

м.в.: а если конкретно кто-то не нравится, а ты сидишь, сводишь это и слушаешь миллион раз?

с.б.: тогда мне это нравится!

м.в.: шура рассказывал, что "spirit" писался на каком-то интересном оборудовании, есть какие-то совершенно уникальные головы и эксклюзивные колонки.

с.б.: есть уникальные, есть обычные. у нас с шурой есть общий знакомый, игорь старынин, который делает колонки и головы усилителей по известным схемам, ничего не выдумывая, просто из деталей более высокого качества, чем в серийном производстве. из-за этого сохраняется характерный звук этих усилителей, с одной стороны, а с другой стороны - качество выше становится, чем у серийного. это более кропотливый подход, напоминающий раннее производство: все детальки вручную спаяются. то есть такая ручная сборка из дорогих, хороших деталей. и вот этим они уникальны. формально - это то же самое, что и известные марки, но просто получше. все основные звучащие элементы, грубо говоря, из тех же колонок, усилителей: динамики, трансформаторы…. изобретать что-то новое в этом направлении сейчас сложновато, а вот правильно применять старое - этому мы и учимся.

м.в.: какой способ записи звука применялся при записи альбома "spirit"? сохранилась ли тенденция к возвращению от цифрового к аналоговым традициям записи звука?

с.б.: ну, честно говоря, мы от них особо не уходили. периодически, так сказать, экспериментировали с какими-то современными тенденциями, сравнивали результаты, и там уже принимали решение: так или иначе в основной массе работать. понятно, что мы стараемся удовлетворить всех, кто у нас работает, и делать, как они сочтут нужным. но просто в силу опыта частенько мы настаиваем, рекомендуем применять уже проверенные нами способы, когда мы знаем, что результат будет предсказуем. с шурой экспериментов побольше. сейчас в силу того, что группа заиграла музыку определённую, всё пришло к тому, что мы всё больше и больше применяем такую стандартную аналоговую старую схему записи. потому что альбома 2-3 назад экспериментов с современными подходами было больше, сейчас прямо такая традиция-претрадиция записи. я надеюсь, это и слышно на альбомах, это можно проследить, и уж по результату люди услышат, кому что нравится. но мне лично нравится последний альбом с точки зрения звука принципиально больше, чем многое-многое предыдущее. у нас с шурой были постоянно дискуссии на эту тему, борьба за то, как это делать, но сейчас я так понимаю, что все удовлетворены одинаково, и все счастливы. надеюсь, что следующий будет ещё лучше.

м.в.: где происходит работа аранжировщиков? происходит ли это в студии, или в других местах. их работы стекаются сюда же?

с.б.: да, аранжировщик же идеи музыкальные выдвигает, а реализуются они на студии. не все идеи можно сделать у аранжировщиков дома. поскольку мы заиграли музыку более гитарную, традиционную, то на студии всё и заканчивается.

м.в.: за счёт чего получается ощущение плотного звука на альбоме?

с.б.: во-первых, не без английских друзей, которые, наконец-то, на мой взгляд, проявили то, что на студии реально пишется. до этого из-за экспериментов со сведением это было не так заметно. то есть непонятно было, что даёт студия, что даёт сведение. сейчас, мне кажется, и класс студии слышнее стал, и сведено все интереснее. всё органично получилось. я надеюсь, что следующий альбом будет ещё более традиционно записан. то есть перед записью группа материал поиграет, а потом начнёт писать, потому что здесь всё делалось одновременно: сочинялось - записывалось, сочинялось - записывалось. и уже после сведения фактически коллектив знал материал. и тут-то как раз и начать это писать, а уже вот нет. именно поэтому нужно приходить на концерты и слушать, как это реально звучит теперь. потому что группа на концерте выигрышней звучит с этими песнями. я надеюсь, что следующую пластинку, я уже шуре об этом настойчиво говорю, что нужно сначала всё отрепетировать, а потом будем писать. и тогда это будет вообще победа.

м.в.: что на студии и происходит сегодня: переписывается песня "девушки", которая на концертах звучит лучше и больше нравится музыкантам.

с.б.: абсолютно.

м.в.: а что они добавляют сегодня в песню?

с.б.: честно говоря, не знаю их идей, знаю, что гитары и бас они переписывают чуть другими партиями, как это наигралось на концертах. потому что, понятно, проблема, когда аранжировщик, придумывая аранжировку, руководствуется своими какими-то видениями музыки. когда группа начинает это играть, то у каждого музыканта есть собственный взгляд конкретно на эти партии и вообще на игру на собственном инструменте, у них же есть свои какие-то выразительные средства, и возникает некий конфликт: музыкант сыграл это чуть иначе. идея сохранилась, но сыграна чуть иначе, по-своему исполнена. этот конфликт сейчас и исправляется. и это плюс для музыки, которую играет группа - это и есть коллективное творчество. так песни выигрышней звучат, потому что музыкант уже сам себя реализовывает, слышно его манеру, слышно его личное мышление с одной стороны, а с другой стороны песня сохраняет ту аранжировку, которая изначально была придумана. но результат музыкальный другой.

м.в.: сколько времени группа провела на студии, чтобы записать альбом?

с.б.: ребята, которые играют в группе би-2, на студии провели уже лет 15, чтобы записать этот альбом, потому что мы общаемся всю нашу жизнь. и так сложилось, что все мои друзья теперь играют в группе би-2. это честный ответ. потому что все музыканты растут год от года, группа растёт музыкально, это все слышат по пластинкам, однозначно. и инструментально все растут, развиваются, это вся жизнь уходит на запись альбома. потом следующий будет альбом, ещё добавится пара годиков.

м.в.: сколько нужно лет или опыта, чтобы услышать хороший звук?

с.б.: я каждый год думаю, что я уже готов, а потому думаю, что я вообще ничего не знаю. и это из года в год продолжается, я не могу ответить на этот вопрос. в любом деле люди учатся всю жизнь. если ты чем-то недоволен, ищешь, то ты развиваешься. конечно, на этом пути много ошибок, недостатков, но это путь обучения, он у всех одинаков. всю жизнь надо этим заниматься. я думаю, что великие звукоинженеры, музыканты, которым под 70-80 лет, учатся. или они просто до этого возраста уже не занимаются музыкой.

м.в.: а где можно услышать хороший звук?

с.б.: однозначно, это большой зал консерватории. хороший оркестр, хорошее какое-нибудь сочинение, вот там звук. звук может быть на концертах хороших, известных коллективов в хороших залах. есть известные пластинки, хорошо звучащие.

м.в.: но сам ты не любитель ходить на концерты?

с.б.: я не люблю, когда много людей и громко. больше даже не когда громко, а людей много, некомфортно себя чувствую. когда сидишь всю жизнь в подвале один и общаешься с тремя людьми, а потом приходишь в толпу, то становится некомфортно. шура меня тут на пола маккартни пригласил, я там депрессировал полконцерта оттого, что толпа. но потом пол маккартни отвлёк. а последний раз я до этого был на "rolling stones" лет 15 назад, на подобном мероприятии, и всё.

м.в.: правду говорят, что самый лучший звук, который возможен в "олимпийском", был на paul mccartney?

с.б.: я не знаю, потому что не хожу в "олимпийский". пластинки мне нравятся по звуку больше, я их слушаю с удовольствием. я видел много видео пола маккартни, там мне звук нравится больше, я его привычнее ощущаю. я всю жизнь сижу на студии, я не специалист в концертном звуке абсолютно. от пластинки-то отличалось, было непривычно. всё летает где-то. а играли они (даже несмотря на всё это) супер!

м.в.: какие планы у студии "параметрика"?

с.б.: мы сейчас поменяли пульт. этот пульт - мечта всей жизни любого звукорежиссёра. это классический пульт neve, на котором ещё с 70-х годов пишут все пластинки. это английский пульт, такой же стоит на большинстве студий в мире, на "abbey road", например. его списали за ветхостью в "останкино", просто на выброс. а мы, соответственно, его реставрировали в течение двух лет, поменяли большинство высохших деталей. слава богу, нашёлся человек, проработавший с такими пультами с советских времён, сергей собакин. он один из немногих специалистов здесь, ему огромное спасибо. теперь пульт работает, радует звуком, и я надеюсь, что следующая пластинка би-2, уже через него записанная, будет звучать в два раза лучше. хотим ещё летом, к осени, может, следующего года, акустическую комнату переделать. я сейчас опять с филиппом ньюэллом и с сашей кравченко, которые строили аппаратную и всю студию проектировали, веду как раз переговоры, чтобы комнату основную акустическую, та, которая большая, с роялем, сделать звучащей. она сейчас имеет нейтральный звук, по-простому говоря, как бы не звучит. а я хочу сделать традиционно звучащую студийную комнату. и надеюсь, что через годик у нас будет радостная студия. и мы узнаем, как должно быть. а пульт, если сравнивать с классом машин, это как maybach. он сделан из правильных деталей, то есть абсолютно по правильным технологиям, не экономится ни на чём. делается всё по схемам, как должно быть. остальные пульты, которые дешёвые, где есть возможность сэкономить при производстве, там и сэкономят. если есть возможность схему попроще сделать, пусть она чуть хуже звучит - так и сделают. здесь же никаких компромиссов. сделан, как должен быть сделан и звучит, как должен звучать.

недавно мы смонтировали мобильный рек для записи концертов студийного качества. и записали несколько крупных концертов, в том числе би-2 с оркестром в "крокусе". кроме того, мы всерьез намерены расширяться в сторону кино. у нас отличный комплект для записи площадки, студия начала сводить проекты в 5.1, появились новые комнаты записи и редакции.

© мария вьюгина, bdva.ru, 2011