чтиво

дубль би-2

ты читаешь сценарий продолжения фильма "брат-2". действующие лица: бидвашники и журналист. в отличие от понарошечного кино, это все происходило на самом деле. ну почти…

дубль первый

должен был сниматься в американском ресторане. не сложилось. в результате встреча происходит за простым пластиковым столиком и чаепитием из пакетиков у концертного зала "россия". это даже символично. на шуре - кожаная куртка со значком стинга. он рассказывает, что тот сам ему этот значок когда-то подарил. лёва весь в черном, в каком-то униформенном. ребята выглядят уставшими. им явно надоели вопросы об австралии и настоящей фамилии. журналист спрашивает всего лишь: "как дела?". ему, правда, интересно. отвечают: "нормально. недавно вернулись из красноярска. знаешь, какое там небо? низкое, как в австралии. сибирь вообще очень на нее похожа. когда едешь из красноярска в абакан, начинаются просторы. видимость сумасшедшая. все клипы надо снимать именно там. потому что яркость там такая, что когда выходишь пописать, смотришь на одежду, а она светится. там настолько чистый воздух, что все кажется нереальным. как будто фильтры какие-то стоят. зрелище незабываемое". хоть и живут в австралии, а не привыкли еще на вопрос "как дела?" отвечать скороговоркой: "thanks, i'm fine".

дубль второй

становится прохладно. осень все-таки. чай быстро превращается в ice tea. журналист пытается втянуть бидвашников в дискуссию, чтобы все согрелись. обсуждают проблемы эмиграции. ребятам, жившим в белоруссии, израиле, австралии, россии, эта тема должна быть близка. "вся эмиграция страшно недовольна жизнью. неважно, местной или заграничной. это просто потерянные, оторванные люди, которые скучают по россии и которые ее же ненавидят. они могут живо обсуждать проблемы страны, но на самом деле это никого не волнует, это не родное. очень не хотелось становиться такими же". и что? они вернулись. они сейчас в своей среде. боятся ли, что все закончится? да, боятся. хотя почему все должно кончаться? шура высказывает предположение, что все это в кино. правильно. догадливый мальчик.

дубль третий

подходит девушка безумного вида и спрашивает, не работают ли би-2 в шоу-бизе. "не-ет", - в один голос почти испуганно отвечают те. вот она - слава. но они ее не ощущают. объясняют это тем, что "когда находишься внутри, ты к этому по-другому относишься. если делаешь стол, думаешь, какую ножку к нему сделать. тут то же самое. все постепенно. не бывает, что ты вдруг стал популярным. это блеф". вспоминают историю, как познакомились с гребенщиковым и в разгар вечеринки попросили его спеть. изображают выражение лица бг, будто тот съел лимон. тогда они на него обиделись, а теперь уже сами к песнопению относятся по-другому, как к работе, что ли. но работа эта приятная. журналисту видится картина, как с 10.00 до 20.00 сидят лёва с шурой в офисе и печатают на компьютере тексты песен. такая фабрика грез. видения быстро проходят. а что происходит в реальности? на самом деле у группы бесконечные съемки, гастроли и исполнения "полковнику никто не пишет" в сотый раз. ребятам это нравится. по крайней мере, они так говорят. "мы сейчас на том отрезке времени, когда занимаешься музыкой не ради ажиотажа вокруг, а ради удовольствия". журналист понимающе кивает головой и вспоминает время, когда на поход в клубы не было денег и поэтому он с би-2 зажигал прямо в парке. все тогда прикалывались, что будет, если они станут известными. не изменилось ровным счетом ничего. разве что вряд ли их теперь встретишь в парке.

дубль четвертый

окошко камеры запотевает, и всем еще больше хочется согреться. в здание пройти нельзя. злые дядьки-охранники никого туда не пускают. у журналиста закрадывается мысль о горячительном. как с этим, кстати, за границей? "там на витринах не пишут "виски" или "коньяк". пишут просто: "столичная". это - самая покупаемая водка в мире. на вечеринках обязательно на столе либо она, либо "смирновка". ее надо пить со льдом". бррр. и так холодно. нет, решает журналист, лучше поговорить о том, что еще русское можно встретить за бугром. может, проституток, как в "брате-2"? камера крупным планом наезжает на лёву. надеясь поймать тень смущения. напрасно. все понимают, что за границей это также банально, как матрешка, черная икра и шапка-ушанка. а жаль. потому что на самом деле девушка подозревает, куда и зачем она летит. эти все рассказы про то, как девушки ехали стать моделями, а попали в рабство, абсурдны. достаточно быть умным человеком, чтобы не влипнуть в неприятную ситуацию. журналист не хочет в нее влипнуть, поэтому переводит разговор.

дубль пятый

"что мы делали до того, как уехали из россии? наслаждались праздником жизни. рок был официально разрешен, поэтому группы стали нормально гастролировать, появились приличные концертные площадки, мы жили только этим". а чего тогда свалили? шура оживляется и выходит из своего равнодушия, близкого к буддийскому. "понимаешь, за 90-91 год все изменилось. рухнула вся экономика. прекратились все фестивали. состояние праздника сменилось тяжелым бодуном". лёва перебивает его без всякого сопротивления. "на западе люди колбасятся, жрут наркотики, а потом очухиваются, надевают галстуки и идут работать. у них эта система отработана. а у нас был полный голяк, только талоны и карточки, и было уже не до рок-н-ролла. люди стали свихиваться от секса, девушки начали продавать себя по пять рублей. это была просто мясорубка, и в какой-то момент стало страшно. страшно хотя бы того, в кого я потом превращусь". лёва вовсе не считает себя сильным человеком. и очень хорошо. а то мог бы превратиться в шевчука или петкуна какого-нибудь. но, с другой стороны, чем там лучше? а тем, что там система жизни элементарна до гениальности - будешь работать, будешь получать деньги. и все. через "трэйнспоттинг" у них проходит почти каждый. и почти каждый становится законопослушным яппи. у них все предусмотрено и все налажено. журналист грузится, ему хочется легкости и романтики.

дубль шестой

шура и лёва всегда вместе. уже сто лет. как братья. но они не близнецы, а дополнение друг друга. нет, с ориентацией у них все в порядке, просто когда шуре хочется молчать, лёву несет, как остапа. "мотивов уехать была масса. хотя бы просто потому, что лично у меня не было истории, которая могла чему-нибудь научить в россии. в моих исходных данных были только сексуальный опыт и коммуникабельность. и точка. к тому же все-таки это был просто интерес, романтика какая-то". журналист обрадовано потирает руки. предвкушая монолог о романтичном побеге в никуда. ан нет. иллюзий у шуры с лёвой не было. они твердо знали, что едут мыть посуду. "просто взять и прилететь тоже нельзя. романтика должна быть чуть-чуть прагматичной. мы не настолько отчаянные, чтобы лететь неизвестно зачем". крупным планом мысли журналиста: "не верьте им. они все равно отчаянные романтики, хоть и пытаются быть циничными. потому что вернулись и добились своего".

дубль седьмой

журналист нервничает, потому что то и дело включаются сигнализации рядом стоящих машин и мешают разговаривать. лёва нервничает, потому что хочет в туалет. шура спокоен. журналист интересуется, правда ли, что родина там, где задница в тепле? несмотря на недобрый вопрос, добрый лёва честно пытается ответить: "с одной стороны у меня как таковой родины нет, но, с другой стороны, родина там, где хорошо. поэтому на данный период у меня их несколько. и я не знаю, что будет дальше". акула пера теряет бдительность, потому что заслушивается высказываниями лёвы и окончательно тает после фразы: "в конце концов, защищаешь своих близких. поэтому, если у тебя есть любимые в уругвае, ты поедешь туда, и какая разница - родина это или нет". всем плевать на температуру воздуха. идет горячее обсуждение патриотизма. лёва очень скептически относится ко всем этим крестам-гербам. шура считает, что надо просто жить нормально и заниматься своими делами, а не разводить пустые разговоры. журналисту кажется, что это правда. а сила, как известно, в ней. или нет?

дубль восьмой

лёву невозможно заставить усомниться. почему? да потому что не надо в каких-то выражениях искать большую философию. ну, мыслит так человек. можно сказать: "любить сложно". это спорный вопрос, можно найти тысячи нюансов. а человек сейчас считает именно так. у него есть определенная координата в пространстве, которую он определяет этой фразой. журналист пытается возражать, что телегой про правду можно все оправдать. лёва ставит точку в этом вопросе: "данила багров из фильма "брат-2" находится в состоянии аффекта. нормальный чувак не может поехать просто так в америку и начать там всех колбасить. для него эти фразы про силу работают. это все равно что поставить человеку, который только что потерял кошелек, того же "мумий тролля", и ему вообще это будет все равно". из рядом стоящей палатки доносится "мумий тролль" "без обмана". камера снимает равнодушные лица и кошельки в полной сохранности.

дубль девятый

годится ли багров на роль героя? вряд ли. цель не оправдывает средства. нехорошо у мертвых брать деньги. но лёва, на удивление, лоялен. "если убрать всякие морали, зачем мертвому деньги? и потом, если не заберет он - возьмет милиция, не возьмет милиция - возьмут в морге. проще надо ко всему относиться". нужны ли вообще герои? обязательно. когда ты взрослеешь, очень хорошо иметь на стене чей-то плакат, чтоб было на кого равняться. может, это и противоречит заповедям, но когда папа - не супермен, нужен кто-то еще на кого можно ориентироваться. у лёвы, по крайней мере, так было. у него на стене висел даже плакат "терминатор-1", а из героев ему нравился индиана джонс. догадываются ли би-2, что тоже стали для кого-то героями? скорее всего, да. но вопрос этот замяли.

дубль десятый и последний

вечереет. "лёва, сколько тебе лет?" - нагло спрашивает журналист. "восемнадцать", - отвечает, улыбаясь, тот. очень хочется в это верить, даже зная, что на самом деле ему двадцать восемь. получился разговор известных, уставших, взрослых мальчиков. может, просто в тот день была такая координата в пространстве. журналист задает действительно последний вопрос: "вы - гангстеры?". лёва, изнемогая, мгновенно реагирует: "нет, мы русские. а бандиты - в любом случае плохие люди. но с робином гудом, который будет убивать богатых людей, я не согласен. потому что люди могут заработать эти деньги своим собственным трудом. бандитов нужно ловить и сажать в тюрьму". журналист прощается, лёва пытается побыстрее смыться в туалет, шура улыбается, в камере идут последние метры пленки. тут появляется бодров-багров и всех расстреливает. стоп, снято!

© "yes!", 2000