проба пера

всяко разно про би-2

лёве и шуре:

заберите нас в мир, где нет рамок!
дайте в руки любовь и гитару!
я в глаза всем смотрю только прямо,
я спою, я решусь и я встану.
да ответьте на взгляд безопасный!
чтоб любить, нам не нужно резины,
дайте верить, что можно со страстью
подарить от себя половину!
чтобы жить, нам ведь хватит и части
той любви, что воспели поэты.
но для нашего полного счастья
лишь свободу горстями и ветра…
о, как мало нам в сущности нужно!
и как просто быть в роке поэтом -
лишь свободу для страсти и дружбы
и гитару - чтоб спеть всем об этом!!!

был вечер тогда и 2000 год:

когда-то дождь стучал едва
по рваным проводам...
я молча слушала би-2,
за них я все отдам...
и мерзла тихая душа,
и вечер не ласкал.
и трудно было здесь дышать,
и плеер мой устал...
а в окна, воздух серебря,
от тусклых фонарей
летели капли.
слезы в них
все громче и слышней...
не знаю я, чем дорог мне
печальный вечер тот.
куда опять в забытом сне
душа моя зовёт...
сегодня дождь стучит едва,
по мокрым проводам.
и что-то обо мне би-2
поют ночным дворам...

после концерта:

меня позвали и ушли.
я их следы по звездам знаю...
они иначе не могли,
иду, за ними повторяю
трех строчек строгий перезвон,
срывающийся в крик.
потом переходящий в стон,
и всё...
и мир затих.
не слышно больше ничего
и я боюсь вздохнуть.
не видно следа моего,
куда вела я путь.
исчезло всё, и больше нет
ни строчки, ни звонка.
и километры кинолент
в мои бегут века...
мы их следы, свои мечты
узнаем среди звезд,
они позвали… и ушли.
но мы пошли всерьёз.
прочти, прости, пойми, уйди
с дороги... не мешай.
все вдаль идут по их пути
и верят все - что в рай.

"зачем?"

ты спросишь у меня -
зачем грустна?
зачем стою весь вечер у окна
едва касаясь мокрого стекла...
зачем свои стихи в огне сожгла?
зачем я плачу, глядя в эту ночь?
зачем прошу у неба мне помочь?
зачем я звуки слышу в тишине?
зачем, зачем топлю печаль в вине?
в твоем окне я вижу силуэт...
ты не один, и счастлив. ты - поэт.
ты спросишь у меня - зачем жива?
чтоб не оставить лучших из би-2.

лева-шура:

улетает, растворяясь,
легкий дым от сигареты.
замолкает, удаляясь,
отзвук струн твоей гитары...
ты не знаешь, что бывает
странный вирус на планете,
он как пламя обжигает,
и не лечится совсем.
ты живешь, ты даже счастлив,
ты, хронически влюбленный,
и с ума давно сведенный,
ты не знаешь, что за чувства
вызываешь ты во мне...
что мне делать, если нету
в мире от тебя лекарства?
если эту неизбывность,
мне не вылечить ничем...
если ты мне очень нужен,
если друг твой тоже дорог,
если сердце вас лишь любит,
как мне это устранить?
если есть на свете чудо -
ветер, изгнанный из рая
за свободу мирозданья,
этот ветер - оба вы.

их двое:

чистый лист, покрытый пеплом
от зажжённой сигареты.
несколько прекрасных строчек
занимают треть листа...
рядом чёрная гитара,
на которой ты играешь.
рядом друг, который знает,
что ты думаешь сейчас...
диск луны с небес печальных
заглянул в окно украдкой.
ты поешь звезде безумной
песни нежные свои.
лучший друг лишь знает тайну
недопетого мотива...
эту песню посвящаешь
ты единственной своей.
и одна она ступает
мягко так, и еле слышно
средь легчайших, словно пепел,
белых льдинок серебра.
каждый звук гитары черной,
слово каждое из песни
посвящает он заветной,
той, что видит он во сне...
о которой он мечтает,
о которой тексты пишет,
зов души которой слышит,
сердца музыку - тебе...

их дружба:

пальцы сплетаются,
песни слетаются,
двое при встрече
всегда обнимаются.
не отпускать им
себя друг от друга,
бесам и воронам
не разлучить.
двое по ниточке,
маленькой плиточке
учатся жить...

лёве:

я тебя не понимала никогда,
мы с тобой одною нитью связаны.
я звезда твоя, и грею как она
я люблю тебя, и этим все доказано!

"полковнику никто не пишет" (по маркесу)

и сменилась тысяча имен...
и сменилась тысяча картин...
и, крылом надежды осенен,
ты как прежде
полностью один...
ветер треплет волосы седые,
как назад полвека их трепал.
в городе родном тебе чужие,
ты причины так и не узнал...
время остановлено навек...
лишь секунды капают водой...
глубоко печальный человек
не за той погнавшейся звездой...
для тебя уходят корабли...
жаль, что возвращаются ни с чем...
и за всех, кто на полях легли,
ты ответил бы...
но ты ведь нем.
звуков времени ты над собой не слышишь...
веришь...
чудо, может быть, произойдет...
но полковнику давно никто не пишет...
но полковника давно никто не ждет...

лёве и шуре:

я иду тропою,
ею бродят волки.
мне бы твои феньки,
мне б твои наколки.
мне б твою гитару,
я б сыграть сумела.
с ним - тебя
на пару...
чтоб душа запела.
мне бы твое сердце -
я б его согрела.
мы не будем вместе,
но зову несмело.
в вас влюбились очень
знаете ль об этом?
мне бы ваши песни,
мне б твои секреты.
жизнь моя, поверь мне,
только вас и надо.
мы не будем вместе,
просто будьте рядом.
и меж вас фанатки
мечутся убито.
и не могут выбрать...
их сердца разбиты...

ты печален?

ты печален снова, лёва?
шура, успокой его...
чтобы не было хреново,
не хотелось ничего.
чтоб заветное светило
не свело его с ума...
чтоб получше сердцу было,
глаз не застилала тьма.
обними его за плечи,
расскажи ему о том,
как неслышно бродит вечер,
за заснеженным окном.
как разлука накрывает,
струны рвет и дарит боль.
и тоска всё шепчет:
"где ты?
что там за морем с тобой?"
спой ему его же песни,
чтобы было веселей.
станет лучше, интересней,
и наверняка - светлей!

"серебро"

ложился мягко сонный снег
на лабиринты серых улиц.
не раскрывая томных век,
вы нам тихонько улыбнулись.
снежинки были вам к лицу,
они вас украшали нежно
подобно белому венцу...
а вы смеялись безмятежно.
они укутывали нас,
они ложились вам на плечи,
а голос сердца пел о вас,
мгновении чудном первой встречи...
ложился мягко сонный снег
на лабиринты тихих улиц.
часы замедлили свой бег
и вы нам нежно улыбнулись...

шурику:

я шепчу твое имя цветам,
и они повторяют сто крат.
я шепчу твое имя мечтам,
вместе с ним они в небе парят.
я шепчу твое имя луне,
и она освещает мой путь.
я шепну твое имя тебе -
но прошу, ты его не забудь.

лёве:

мой ангел, дикая варвара,
прошу тебя, спой песню мне,
о том, что я ему не пара...
о нежной страсти, о весне...
о том, как, тишину пронзая,
звенит натянуто струна,
о том, как в небесах мерцает
его безумная звезда...
варвара, муза вдохновенья,
ты передай ему привет…
скажи, что без него мгновенье
для сердца моего - сто лет...

шуре:

томный вечер,
слезный вечер,
с белой розой у причала
ты стояла.
странной негой плыло небо,
ты смотрела и стонала,
ты желала.
карих глаз, что с ночью звездной,
обвенчались.
и того, кто смотрит нежно и небрежно,
он всё знает.
но не скажет,
почему ей так тоскливо.
у причала
всё простила, простонала,
полюбила, потеряла.
он не твой, он не с тобой,
он ничей, тебя не знает,
он свободен.
ты одна.
странной негой у причала,
с белой розой ты стояла.
просто сильно,
очень сильно
в эти очи влюблена.

лёве:

чем-то снова печален
и опять одинок.
как нетлен и опален
твой души огонек.
разноцветные чувства
запоздалой весны
разливаешь ты в русла,
где текли только сны.
и, себя забывая,
я влюбляюсь опять.
в бездне глаз утопая,
чью мечту не понять.

шуре:

ты есть и больше ничего
от этой жизни мне не надо.
мне нужно только одного -
тебя касаться нежным взглядом.
тебя любить, болеть тобой
и знать, что ты живешь и дышишь.
и небу слать призыв немой,
надеясь, что его ты слышишь.
я для тебя прошу, любя,
у неба непокой.
мой друг, будь счастлив, как и я,
когда лишь ты со мной.

бидвамания:

я слышала стоны
губ, сжатых от боли.
стенаний без рока,
не чувствуя воли
я видела лица
живущих без стрелок -
часы их стояли,
их солнце не грело.
в глазах их мутилось,
и с каждой минутой
опять не случилось
предчувствия чуда.
и жизнь без песен,
без ярких созвучий
им не интересна.
без звуков их глючит,
ведёт и ломает
им жизни и крылья…
им плохо, тоскливо,
ползут от бессилья
вдоль серой стены.
и у каждого дома,
под каждым балконом
я вижу слова
рок-н-ролльного стона: "би-2"
и чёрным, и красным
горят эти строки,
и страшно подумать,
как те одиноки
в бескрайней стране
там, где в уши не льется
ни чуда, ни власти
гитарного звона,
ни голоса страсти
с губ ваших любимых…
where are you, би-2?!
в вас верят! вас любят!
мы живы едва.
без вас…
где вы, парни?!

© operator2006, 2005