проба пера

про шуру и лёву

за что мы их любим:

песни их все учат наизусть.
души тех, в кого мы влюблены -
солнцем пропитавшаяся грусть,
странные, магридовские сны.
яблоком повисшая луна,
мысли те, что крылья обрели.
жгучая, напевная весна,
и корабль каждому вдали.
рвущаяся в клочья тишина,
медленно сгорающая страсть,
и тоски - без отдыха и сна,-
томная, чарующая власть.

***

обожают, отдаются,
сходят все с ума от вас,
вы поете, растворяясь,
в полумраке наших глаз.
вы зовете, вы молчите,
вы, забыться заставляя,
алым пламенем горите,
на мгновенье умирая.
вы - задумчиво прекрасны,
вы - милы и очень нервны,
ваши души - нежно страстны,
вы - грешны, но совершенны!

лева и шура:

двое стройных подростков
убежали из дома...
светлых два отголоска
рок-н-рольного стона...
вместе ищущих света
все ветра обнимали,
понимала планета,
и деревья ласкали.
и гитары звенели
так наивно и чисто,
и влюблялись, и пели,
так навечно и быстро...
вместе ищущих счастья,
и ушедших из дома...
так желающих страсти,
что сводила истома...
дети странных поступков
и прямых, честных взглядов.
двое стройных подростков,
в жизнь ушедшие рядом...

солнечные бишки ;))

тонко куришь и молчишь...
смотришь в сумрак за окном
кипы новеньких афиш
на столе лежат твоём.
ровно в пять тебе вставать,
кофе, смятая постель,
и опять куда-то мчать,
чтобы быть там ровно в семь.
и гитару на плечо,
сто аккордов в голове...
в сердце смутно горячо,
вечный рок в твоей судьбе.
друг твой, солнечный аккорд,
сочиняя между строк,
вскользь гитару теребя,
томно грезит про восток...
сядешь рядом и обнимешь,
и тихонько подпоешь.
не обидишь, не покинешь,
потому что им живешь...
он тихонько улыбнется
и попросит закурить.
завтра утром он проснётся,
чтобы вновь с тобою быть.
сигареты по карманам
и гитары на плечо,
двое вместе, едут в страны,
зажигая горячо!

лёве:

пуста, как корпус
моей гитары.
душа остыла,
затосковала.
по пьяным песням
твоей варвары.
от дней без солнца
она устала.
огня нет больше
в моих припевах.
не отогреться
и не обжечься.
душа не знает,
где твое сердце -
она - влюбилась,
она - пропала...

шуре:

знаешь...
так случайно получилось...
стало так светло, и я влюбилась.
в странных взглядов яркие мгновенья,
в черных глаз любовное томленье.

лёве:

нежно ты слова выводишь
в сонном воздухе звенящем,
медленно с ума ты сводишь
взглядом томным и пьянящим.
страстно песню ты целуешь,
чтоб она тебя узнала.
чтоб парила над землею,
своим светом увлекала.

шуре:

подарить тебе небо? скажи?
чтоб мечтам был простор и свобода,
чтобы быстро летящие годы
не смогли отучить тебя жить!
хочешь, я уведу все печали,
все невзгоды твои я возьму?
чтоб несчастья победами стали?
расскажи обо всем, я пойму...
чтоб лазурной отдушиной стало,
раскрывая всю душу мою,
чтоб оно над тобою сияло,
моё небо,
что я отдаю...

лёве:

было много таких,
но лишь ты...
влился в сердце,
наполнил собою
этот мир своей странной душою,
чтоб цвели в моем сердце цветы.
ты - нежный ангел тишины,
она, любя, тебе внимает,
и с полувзгляда понимает
твои слова...
твои мечты...

шуре:

тихо что-то напеваешь,
я любуюсь на тебя.
ты тоскуешь, ты страдаешь,
на костре любви горя.
струны трогаешь украдкой,
звон их нежен и игрив.
и поет о боли сладкой
сердцу милый твой мотив.
чище, звонче и нежнее
он звучит в твоих руках.
для меня всего важнее
свет в агатовых глазах.
ты сегодня так печален...
что грустишь?
побудь со мной...
ты прекрасен, гениален,
и за это я с тобой...

оставили мельбурн. 2000 год:

да, у вас в душе война
и опять печаль на сердце.
и пьянея без вина
вы пытаетесь согреться.
рвут на части провода, -
вечный шум московских улиц...
пожалели вы тогда -
что вообще сюда вернулись!
бездна глаз двоих томит,
пламя страсти обжигает,
жажда нового манит
и в костре ночей сгорает...
но!
вы тихонько улыбнулись
всех заставив замолчать.
на лице российских улиц
вашей музыки печать.

рокеры:

ваше время - ночь и звезды
и часы давно без стрелок
потому, что вечны грезы,
вам играть не надоело!
удаляется, влюбляясь,
сам в себя уже не веря,
звук, ритмично повторяясь,
открывает вам все двери.
угорая и пьянея,
вкус свободы ощущая,
от мечты уже дурея,
и от страсти умирая,
в жизни омут окунувшись,
вы живете, как забывшись.
и уход ваш - не простившись,
пробужденье - не очнувшись... ;)

они - би-2:

сказал однажды некто цой,
повторенный сто крат,
он солнца диск назвал звездой
и превратил в обряд
рок-музыкантов хриплый стон
на сцене и во сне...
их песни в голый микрофон,
их танцы при луне...
и странный, первобытный крик,
летящий до небес...
объятья друга, и слова:
"старик! я здесь воскрес!"
везде, где будет пара глаз
пьянить души покой,
напишут много лучших фраз
и позовут с собой...
гитары звон и флейты трель,
эмоции и флирт.
и в каждом - собственная бэлль,
души особый мир...
рубахи рвутся на груди
и струны рвутся в такт,
и только счастье впереди,
и зала жаркий мрак.
и звуки ищут наших вен,
в глазах горят огни.
пока стоят еще у стен
с гитарами - они.

фанатка:

горит огнем,
зовет себя варварой,
сменив до этого 2000 имен.
а сердце умирает под гитару,
а что ж би-2?
би-2 здесь не при чем.
один далек...
он дальше, чем другие.
далек он так, как небо от земли.
она больна...
кругом глаза чужие.
а он поет и пишет о любви...
второй - как свет, и кем-то опьяненный,
совсем к другой пылает страстью он.
далек он тоже - нервный и влюбленный...
а что ж она?
она здесь не при чём.
она одна среди людей живая,
и бродит,
сходит медленно с ума...
а сердце бредит, сохнет, погибает.
она обоим сразу не нужна.
они вдвоем и им, наверно, проще.
она одна - и рядом никого.
они живут, поют и дышат, больше
ей, в общем-то, не нужно ничего.
она, конечно, очень бы хотела,
пересеклись чтоб с нею их пути.
она б тогда призналась им несмело.
в своей огромной пламенной любви.
они не с ней...
но песня не допета,
любовь жива, душа её полна.
она их любит - этим обогрета,
и на одной планете с ними
не одна! ;))

они нам небо подарили:

а было, помните?
как голову склонив,
в бессильной сладкой муке узнавания,
мы слушали душой слепой мотив,
не в силах удержаться от отчаяния.
и, в бездну падая, ловили тишину.
она дарила святость и забвение:
"не потерять бы в серебре её одну..."
и томную печаль отдохновения.
и сломанные, словно веера,
сны падали осколками и гранями.
звало куда-то нежное вчера,
мы песни принимали как послания,
без отдыха мы пили этот яд...
нам сладко было жить.
в плену забвения,
следили мы,
как медленно творят, те двое...
там, за гранью вдохновения.
им верили, как ангелам своим,
им доверяли всё, и даже тайное...
и нам они отдались, не любя,
а мы - сошли с ума от обожания...

фанатка:

в ладошке влажной весело
колышется билет.
идёт девчонка с песнями
в дк на рок-концерт.
пьяна, надеждой сладостной,
вперёд устремлена.
глаза сверкают радостно -
девчонка влюблена.
любить двух одновременно
непросто, нелегко.
но сердце, как намерено
взлетает высоко.
они взглянули ветрено -
ей помнить целый год.
боль заглушает плеером...
кто любит, тот поймет!
но вот в ночной сумятице,
покажется дк...
она поправит платьице,
счастливая пока.
рыдает в фотки, постеры,
страницы из газет,
и собирает вырезки,
где видит их портрет.
и пусть её обидели,
пусть кто-то не поймет,
эх, бишки!
знайте - каждая,
в ночи вас где-то ждёт...

их музыка:

необходимо окрылять
порой застывшие мгновенья,
чтоб все забытые волненья
имели тоже право жить!
как будто сон,
слегка звучат
касаясь струн, еще немые...
еще не спетые, любые,
в секунду обретая стон...
а ты молчишь, смотря им вслед.
они уходят, не простившись...
и ты за ними - как решившись,
приоткрываешь двери в свет!

© мяу, 2005